Меню

Где нет урожая картошки

Картофельный кризис в России: две стороны одной медали

Почему россиянам не хватает картофеля?

Россиянам не хватает картофеля: самообеспеченность этим важнейшим элементом потребительской корзины может составить 90,7 процента. Это ниже порогового значения в 95 процентов, установленного Доктриной продовольственной безопасности. К таким выводам пришли в Счетной палате, проанализировав предварительные данные всероссийской сельхозпереписи и Росстата. В отрасли, наоборот, говорят, что картошки сейчас производят даже больше, чем народ готов ее съесть. Но указывают на другую проблему: картофель в России живет очень мало — не удается его нормально хранить. Стоит ли опасаться дефицита клубнеплода, что происходит на рынке и нужно ли прямо сейчас бежать в овощной за мешком картошки, подробно рассказывает журналист Наталья Дембинская в своем материале на портале РИА Новости.

Куда делась картошка

В Счетной палате бьют тревогу: по сравнению с прошлым годом самообеспеченность картофелем упала на семь процентных пунктов, если же сравнивать с 2015-м — на все 15. В ведомстве указывают на то, что за последние 10 лет посевные площади сократились в 1,7 раза, а почти два миллиона частных хозяйств прекратили свое существование. Кроме того, недостаточно развита инфраструктура для логистики и доработки овощей, также наблюдается дефицит картофелехранилищ. Такая ситуация грозит сокращением производства, что «может отрицательным образом отразиться на уровне самообеспеченности Российской Федерации», опасаются в контрольном ведомстве.

В Картофельном союзе России к подобным заявлениям отнеслись весьма скептически. В отрасли объяснили: сокращение посадочных площадей, на что указывает Росстат, — «заслуга» личных подсобных хозяйств (ЛПХ), на которые раньше приходилось 85 процентов производства.

«С каждым годом в России неуклонно снижается количество подсобных хозяйств. Прошли те времена, когда бабушки повсеместно выращивали картошку в огороде, народ привык: зачем горбатиться, если можно по минимальной цене купить этот продукт в любое время дня и ночи», — объясняет Алексей Красильников, исполнительный директор Картофельного союза России.

Что же касается товарного сектора, куда входят сельхозпредприятия, фермерские хозяйства и мелкие производители, там в последние три года наблюдается перепроизводство, а высокая урожайность компенсирует сокращение площадей.

Производят больше, чем едят

Медики рекомендуют потреблять 110-115 килограммов картофеля в среднем на человека в год — это так называемая медицинская норма индивидуального потребления, которая рассчитывается для различных категорий продуктов.

Среднестатистический россиянин, по самым оптимистичным подсчетам, съедает от силы 80 килограммов этого клубнеплода в год. Что, впрочем, вполне нормально и соответствует европейской практике, где картофеля потребляют еще меньше. Выходит, чтобы обеспечить картофелем 145-миллионное население России, с поправками на убыль и ряд других коэффициентов, требуется порядка 15 миллионов тонн клубнеплода в год.

Хорошая новость в том, что нынешние объемы производства почти вдвое превышают потребности — хотя за последний год производство сократилось почти на полмиллиона тонн. По подсчетам Росстата, в 2016 году по всем категориям хозяйств было собрано более 31 миллиона тонн картофеля, а урожай 2017-го принес 29,5 миллиона тонн.

«Рынок стабилен, роста нет, но ему и взяться неоткуда: мы картофеля больше не едим, и никак не заставишь», — комментирует Андрей Сизов, руководитель аналитического центра «Совэкон». Экономист указывает и на то, что расчеты по картофелю, как, например, и по молоку, весьма приблизительны, а потому сопоставлять их с доктриной — довольно бесполезное занятие, лишенное практического смысла.

Импортируем вдвое больше

Возникает резонный вопрос: при производстве картофеля на уровне 30 миллионов тонн в год можем ли мы отказаться от его импорта? Едва ли, так как в межсезонный период своего картофеля нам действительно не хватает. Скажем, в прошлом году импорт картофеля в России вырос практически вдвое. По данным Федеральной таможенной службы, с января по август 2017-го в страну завезли 529 тысяч тонн картофеля — на 99,7 процента больше, чем за аналогичный период 2016-го.

В Картофельном союзе ничего удивительного в этом не видят: Россия импортирует в основном ранний картофель — из Египта, Пакистана, Израиля, Азербайджана и Марокко. Максимальные объемы импорта приходятся на апрель-июнь. В России ранний картофель появляется лишь в первый месяц лета.

«Конечно, всегда можно искусственно или полуискусственно закрыть рынок, но если привозной картофель здоров, а население хочет и готово покупать ранний картофель в апреле-мае, то пусть везут. Другое дело, что в период востребованности цена на рынке на импортный картофель, конечно же, взлетает», — отмечает Красильников.

В 2017-м новый урожай российской картошки поступил на рынок позже обычного — из-за поздней весны и холодного лета. Погода ударила и по качеству: в сезоне-2018 высококачественного российского картофеля на прилавках будет не хватать.

Вообще, за последние годы рекордный объем привозной картошки на российском рынке наблюдался в 2010-2011 годах — чтобы помочь справиться с последствиями засухи, экспортеры отгрузили в Россию порядка 1,1-1,5 миллиона тонн.

Российский картофель мало живет

Таким образом, хотя картофеля в России много, у него есть и другая насущная проблема — низкая товарность: объем реализации существенно ниже, чем объем производства.

Читайте также:  Глинистая почва что вырастить

Среднегодовой уровень реализации российского картофеля — 63 процента. Для сравнения: в Европе этот показатель около 80 процентов, а, например, в Бельгии — почти 90 процентов. «Российский картофель живет гораздо меньше, чем мог бы. Значительная его часть просто пропадает из-за нехватки высококачественных хранилищ, способных максимально продлить срок жизни старого, осеннего картофеля», — признали представители отрасли. В результате получается следующее: картофеля в России переизбыток, а девать его некуда.

Сельхозпроизводители не скрывают: иллюзия дефицита им даже выгодна — не разобравшись в ситуации, люди могут ринуться скупать картошку мешками, и ажиотаж повысит цены. Пока же в отрасли разводят руками: на протяжении почти двух месяцев среднеоптовая отпускная цена замерла на уровне 11 рублей за килограмм, и это несмотря на новогодние праздники, когда расходы на хранение традиционно возрастают. Что лишний раз подтверждает: рынок насыщен, все хорошо.

Источник

Россиян предупредили о риске дефицита картофеля

Жителей России предупредили о риске дефицита картофеля. Увеличение мощностей по переработке картофеля в России на 50 процентов, сокращение производства клубней в личных подсобных хозяйствах и падение урожайности из-за засухи грозят дефицитом местных клубней для потребителей в следующем году. Об этом пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на экспертов.

Участники рынка предупредили Минсельхоз. Отмечается, что без субсидирования производства нехватку клубней удастся заместить только с помощью импорта. В ведомстве отметили, что предпосылки для увеличения сбора картофеля уже созданы.

По словам председателя Союза участников рынка картофеля и овощей Сергея Лупехина, если в 2021 году в России на переработку ушло около одного миллиона тонн картофеля, то в 2022-м уйдет до 1,5 миллиона тонн, а к 2026 году — уже до трех миллионов тонн.

Индустриальный директор Mareven Алексей Анашко в свою очередь отметил, что в следующем году, согласно данным поставщиков компании, возможен дефицит картофельных хлопьев на рынке, а стоимость сырья может вырасти на 50 процентов. Также ожидается увеличение цен на импортное сырье.

Согласно данным Минсельхоза, на 2 декабря в России было собрано 6,68 миллиона тонн картофеля против 6,64 миллиона тонн в 2020 году. Ожидается, что по итогам текущего года показатель увеличится до 6,71 миллиона тонн, а в 2022 году — до 7,2 миллиона тонн.

Ранее сообщалось, что обязательная маркировка пива, которая появится в России с сентября 2022 года, может спровоцировать коллапс на пивоваренном рынке. Специалисты спрогнозировали дефицит напитка, его подорожание и сбой поставок в бары. Представитель Ассоциации производителей пива (АПП), объединяющей AB InBev Efes, «Балтику» и Heineken, заявил, что сроки введения маркировки пива, которые установил Минпромторг, являются нереалистичными.

Источник

Картофельный заговор: почему на российских полях не родится картошка

Подмосковный картофель нового урожая ушел в продажу, пока отгрузили ранние сорта. С началом дождей уборка на паузе. А цены тем временем побили все рекорды, притом что на прилавках порой, кажется, даже не картошка, а горох. Но даже такой картофель на вес золота. В прямом смысле слова. Глядя на измельчавший урожай, торговые сети даже снизили требования к поставщикам по размеру клубня.

«Если будет критическая ситуация и в России не будет достаточного количества картофеля, торговые сети смогут пересмотреть свои требования по качеству и калибровки и могут опуститься, этим самым они могут решить проблему», — отметил заместитель исполнительного директора Российской ассоциации экспертов рынка ритейла Шамиль Магомедов.

Второй хлеб. Самый популярный российский продукт. Ведь ни один другой не заготавливали в стране всем миром. В абсолютных цифрах – отставание от прошлого года катастрофическое. Не добираем 500 тысяч тонн. Проблемы начались еще весной. Из-за холодов посеяли на три недели позже.

«Погодные риски, которые на нас упали в этом году, они и вызвали рост цен, поэтому те объемы, которые копаются, они продаются по высокой цене», — объяснила Татьяна Губина, руководитель аппарата картофельного союза России.

«Два основных неблагоприятных погодных фактора проявилось в текущем году. Во-первых, это засуха в Поволжском регионе и в Уральском федеральном округе, и второй фактор, что сегодня осадки мешают сбору урожая в хозяйствах Центрального федерального округа», — рассказал Роман Некрасов, директор департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Министерства сельского хозяйства РФ.

Долгое время Россия обеспечивала себя картофелем на 100 процентов. Но в последние годы этот показатель снизился почти на треть. Весной в магазинах вообще сплошной импорт. Наш рынок давно освоили зарубежные поставщики.

«Продаем упаковки по 10 и 18 килограммов мелкого картофеля. Он пользуется большим спросом в феврале-марте в России», — рассказал Адир Халаф, менеджер по импорту и экспорту сельскохозяйственной компании из Израиля.

«Фермеры ищут выход на долгосрочный рынок, ищут надежного партнера – такого, как Россия», — отмечает Пако Луэнго, международный консультант по импорту и экспорту.

Читайте также:  Вид экосистемы формирует плодородную почву

Рост цен, частичный дефицит, изменение качества продукта связаны не только с плохой погодой и активностью зарубежных поставщиков. Причины куда серьезнее: речь о селекционной работе. Невероятно, но 90 процентов всего отечественного урожая вырастает из семян иностранного происхождения. Пальцев одной руки хватит, чтобы сосчитать хозяйства, заинтересованные в выведении родных сортов.

В подмосковных Озерах нам показывают сорт «Эвпатий», который вывели сами. Здесь уже 10 лет не покупают семена за границей. Но таких энтузиастов – единицы. Рынок семян почти целиком занят иностранцами.

«Мы вышли на рынок, когда там чего только нет, наши просто потерялись», — отмечает Евгений Симаков, руководитель селекционного центра ФГБНУ ФИЦ картофеля имени А. Г. Лорха.

И продолжают уступать позиции. Нескольким научным сотрудникам из Люберец не совладать со службой маркетинга транснациональных корпораций.

Буквально на этой неделе в Липецкой области, в обстановке строгой секретности гостил глава Германского семенного альянса господин Фердинанд Шмиц. Альянс, который производит семена не только картофеля, но большинства культур, работает с крупнейшими отечественными агрохолдингами. За два года увеличил оборот в восемь раз. Немецкие селекционеры, штаб-квартира которых расположена в Кельне, плотно подсадили на свою продукцию наше сельское хозяйство. Их семена прорастают на каждом четвертом гектаре российской земли.

Тотальная зависимость от импорта семян не только у картофелеводов. По другим позициям он доходит до 90 процентов. Наибольший дефицит испытываем по сахарной свекле, кукурузе, подсолнечнику. Доля иностранной селекции по кукурузе за последние десять лет увеличилась с 37 до 58%, по подсолнечнику — с 53% до 73%. Выше всего показатель по сахарной свекле: 98% площадей засеяно зарубежными сортами.

Не только растениеводство, но и животноводство остается импортозависимым. Эта ферма в Рязанской области пыталась завезти голштинских коров только с российских ферм, но племенных животных с российской пропиской все еще мало.

Такая же ситуация, например, с инкубационными яйцами. Если зарубежные партнеры откажутся от поставок, куриное производство просто встанет. Возникнет серьезный дефицит. И так едва ли не по большинству позиций.

Нынешнее положение дел несет совершенно конкретную угрозу. Россия незаметно превратилась в «грядку», которая серьезно зависит от иностранных партнеров. Хотя Доктрина продовольственной безопасности гласит, что к 2030 году мы должны обеспечить семенами 75% потребностей российских производителей. Времени для этого остается не так уж и много. А пока у фермеров более приземленная задача – традиционная битва за урожай.

Источник

Картошка ставит Патрушеву подножку: «Стратегии» есть — урожая нет

Уже осенью в магазинах может возникнуть дефицит «второго хлеба»

В этом году россиян может ждать дефицит и рост цен на отечественный картофель. Как сообщают в Картофельном союзе, из-за дождей и засухи в ряде регионов в этом году прогнозируется снижение урожая корнеплодов крупного размера. На этом фоне организация предложила торговым сетям включить в свой ассортимент картошку меньшего диаметра.

Как сообщают СМИ, ситуация с размером нового урожая картофеля обсуждалась 26 августа на совещании Минпромторга (министр Мантуров) и Минсельхоза (министр Патрушев) с торговыми сетями и сельхозпроизводителями. Изначально прогнозные оценки урожая давали надежду на то, что его объем (а он должен был увеличиться с 6,8 млн. тонн до 7,15 млн. тонн в этом году) позволит снизить цены.

Но на сей раз фермеров подвела погода. Как рассказала руководитель аппарата Союза участников рынка картофеля и овощей Татьяна Губина, если обычно крупный картофель размером от 55 мм занимал до 80% в общем урожае, то в этом сезоне его доля оценивается в 50%. Торговые же сети принимают только корнеплоды определенного калибра (как правило, от 55 мм). По мнению аграриев, включение в ассортимент упакованного мелкого российского картофеля от 45 мм поможет увеличить сбыт продукции фермеров, сократить их издержки и сдержать цены.

Но в торговых сетях пока что отнеслись к инициативе без большого воодушевления. Глава координационного совета Союза независимых сетей России Дмитрий Шадрин заявил, что сети готовы продавать мелкие и средние размеры картофеля только при условии гарантии качества. Инсайдеры же говорят, что ритейлеры склоняются к варианту перехода на импортный картофель раньше времени. Если обычно они закупали его в ноябре, на сей раз поставки могут начаться уже в сентябре-октябре.

Проблемы с отечественным картофелем продолжаются в России не первый год. Этой зимой производители уже предлагали торговым сетям перейти на «фуражные» корнеплоды диаметром от 35 до 55 мм. Они утверждали, что такая продукция будет стоить на 15−20% ниже стандартной. Как говорят эксперты, тогда на предложение согласились только некоторые магазины эконом-класса.

Однако зимой предложение хотя бы поступило на фоне традиционного исчерпания запасов отечественного картофеля и роста цен, сейчас же период сбора урожая, когда таких трудностей быть не должно.

Как признавал исполнительный директор Картофельного союза Алексей Красильников помимо неблагоприятных погодных условий проблема в медленном росте посевных площадей, которые почти не увеличились, даже несмотря на резкий рост цен на плодово-овощную продукцию.

Читайте также:  Выращивание маточного корня малины

«Сельхозпроизводители „наелись“ низких цен за предыдущие три года. И те, у кого есть своя переработка или устойчивые связи с сетями, немного нарастили, но не критично, либо остались на своих параметрах. А вот мелкоформатные сельхозпроизводители постепенно переключаются на другие виды растениеводства, в том числе и на экспортно ориентированные масличные, зерновые, свекловичные и так далее. Такая тенденция есть, и нам это не особо нравится», — рассказал Красильников.

По словам исполнительного директора союза, снижение ежегодного валового сбора картофеля последние пять лет происходит и в личных подсобных хозяйствах. Каждый год собирается на миллион тонн меньше корнеплодов. И если эта тенденция продолжится, люди продолжат «выращивать газоны» вместо картошки, а посевные площади тоже не будут расширяться, уже к 2026 году у нас может возникнуть ее дефицит.

Как рассказал «СП» доктор экономических наук, профессор, бывший замминистра сельского хозяйства и продовольствия Леонид Холод проблемы с производством картофеля можно было бы решить с помощью развития мелких и средних хозяйств, но сегодня они практически не имеют доступа на рынок.

— Если уж так сложились погодные условия в этом году, что основная масса реализуемой картошки в магазинах будет среднеразмерной, нужно спокойно принимать эту ситуацию. Но ритейлерам не хочется этого делать, потому что они привыкли иметь дело с «арбузолитейным» производством — заказали пять вагонов товара определенного размера к конкретной дате, и им вынь да положи. Но от природы не уйдешь — если превалирует среднеразмерный картофель, значит, нужно брать его.

Если же говорить о производстве картошки в России в целом, принципиальных проблем я не вижу. Но в крупномасштабном товарном секторе ее выращивание затруднено, потому что оно требует либо большого количества ручного труда, либо значительных механических усилий. Ее нужно окучивать, обрабатывать химикатами, поливать и так далее. Поэтому крупные агрохолдинги предпочитают выращивать более дорогую продукцию, которая при этом требует меньших усилий и затрат.

Картофель хорошо водится в среднеразмерных хозяйствах или у населения, и не самый плохой картофель. Но тут возникает «затык» нашей рыночной инфраструктуры, которая совершенно не приспособлена для работы с малым и средним сектором и нетоварными хозяйствами.

На приусадебных участках и в деревнях средней полосы люди в огромных количествах выращивают картошку (в целом по стране вместе с завозом ее выращивается больше, чем потребляется). Но большая часть ее не имеет никаких шансов дойти до рынка. Нет заготовителей, нет скупщиков. А превалирование крупноформатной торговли приводит к тому, что и те не хотят иметь дело с небольшими секторами, так как с ними много возни. Им проще взять предприятие-миллиардер с миллионом гектаров и получить состав картошки, калиброванной как на заводе.

Но и за рубежом мало хозяйств, где картофель выращивали бы только хозяйства-миллионники. В Польше или Белоруссии, где картофелеводство исключительно развито, превалируют небольшие хозяйства и существует очень хорошая кооперативная сбытовая сеть, которая скупает картошку, собирает товарные партии, калибрует и поставляет в торговлю, которая тоже не сплошь и рядом широкоформатная. Есть малые формы предпринимательства, а у нас и это проблема.

«СП»: — Но в последние годы и производство картофеля в личных хозяйствах снижается. Как сказали в Картофельном союзе, вместо нее все чаще сажают газоны…

— Возможно, в Подмосковье, где дачники выращивали картошку только из любви к искусству и эко-продукции, и стали вместо нее засаживать газоны. Но если говорить о сельских жителях с личными подсобными хозяйствами, они сажают картошку, чтобы ее есть. Точно могу сказать, что в подсобных хозяйствах выращивают больше картофеля, чем в крупнотоварных предприятиях.

Повторю, у нас нет нерешаемых проблем с производством картофеля. Есть проблемы в сбытовой, снабженческой структуре, в организации хозяйства. Даже если бабушка вырастила у себя десять мешков картошки, она с семьей может съесть только пять, а остальные пять просто пропадут, потому что продавать их ей негде.

Все это можно было бы решить развитием сбытовой сети, а также сети, которая позволяла бы получать фермерам хороший семенной материал, потому что это очень важно для качества продукции.

Это комплексная система, в рамках которой нужно развивать и товарное семеноводство, и производство спецтехники. Если большая часть картошки производится в малом и среднем секторе, там не нужны гигантские поливные системы, а других у нас почти нет.

Нужно развивать и прокат техники, потому что покупка трактора для одного гектара земли никогда не окупится. Раньше тракторы брали в колхозах, но они развалились. И теперь вскапывание земли становится большой проблемой — без техники лопатой гектар не вскопаешь. Это, кстати, одна из причин снижения производства в личных хозяйствах. Поэтому необходим целый комплекс мер для развития малого и среднего бизнеса, очень важного для картофелеводства, тогда и трудностей с отечественным картофелем возникать не будет.

Источник